Главная \ Деятельность \ Аналитика момента \ Елена Ларина \ Елена Ларина - Доклад Изборскому Клубу "Козыри Трампа"

Аналитика момента

Елена Ларина - Доклад Изборскому Клубу "Козыри Трампа"

Триумф Трампа – статистический анализ.

«Америка — великая держава. Сегодня, наверное, единственная супердержава. Мы это принимаем. Мы хотим и готовы работать с Соединенными Штатами», — сказал президент России Владимир Путин во время пленарного заседания на Петербургском международном экономическом форуме. Крупнейшим событием последнего времени, которое без сомнения сформирует возможности, риски и угрозы не только для России, но и для мира в целом, стали президентские выборы 2016 г. в США.

Вопреки прогнозам экспертов, ожиданиям СМИ и мнению большинства американцев, 45-м президентом США стал Дональд Трамп. Эта неожиданность породила различные ожидания и многочисленные надежды у подавляющего большинства российских аналитиков и экспертов по всему политическому спектру. Контент-анализ российских электронных СМИ за период с декабря 2016 г. по февраль 2017 г. показывает, что ни один политический лидер за последние 25 лет не получал такого ошеломляющего преимущества положительных оценок над отрицательными в федеральных, региональных, официальных и независимых электронных и печатных медиа. Соотношение позитивных и негативных оценок составило в этот период 9:1.

Избрание Д.Трампа Президентом – это не случайность и не результат стечения обстоятельств, а отражение глубинных процессов, уже десятилетия происходящих в Соединенных Штатах. За время, истекшее с момента избрания, опубликована детальная электоральная статистика. Она позволяет определить движущие силы революции Трампа и выяснить, на какие силы он опирался и кому противостоял.

Как известно, бывает ложь, большая ложь и статистика. Однако в случае электоральной статистики данный вывод несправедлив. В отличие от макроэкономических показателей, имеющих выводной, агрегированный, а потому манипулятивный, характер, избирательная статистика, полученная непосредственно с избирательных участков, позволяет нарисовать объективную картину произошедшего тектонического события. Поэтому есть смысл обратиться к первичной статистике и выяснить, кто голосовал за Трампа, а кто – против.

Главный статистический вывод в том, что Д.Трамп – это президент меньшинства американцев. Лишь четырежды в американской истории президентом становился человек, получивший на общенациональном уровне меньшинство голосов. Однако каждый раз разница между победителем и проигравшим измерялась либо тысячами, либо максимум десятками тысяч голосов. Трамп на общенациональных выборах получил на 2,5 млн. голосов меньше, чем Клинтон. Благодаря особенностям американской избирательной системы, примерно 90 тыс. голосов избирателей, в совокупности принесших победу Трампу в Мичигане, Пенсильвании и Огайо, оказались весомее миллионов за Клинтон.

По итогам выборов выяснилось следующее. Мало того, что Д.Трампа Президентом сделал Ржавый пояс. В этом регионе победу ему принесла трудовая американская глубинка – маленькие города одноэтажной Америки и сельские поселения. Их обитатели заняты не столько сельским хозяйством, сколько работой на близлежащих небольших, с трудом сводящих концы с концами, предприятиях и бизнесах в маленьких городках Америки. Д.Трамп – это первый за долгие десятилетия, пожалуй, со времен Дж.Картера, Президент американской глубинки и заводских окраин.

Согласно Бюро статистики труда США, за последние 20 лет заработная плата работников, обладающих высшим образованием, высокими профессиональными навыками и занятых неповторяющимися операциями, возросла в реальном выражении на треть. В то же время рядовые работники со средним образованием или без него, выполняющие рутинные, повторяющиеся операции стали получать на 3-5% меньше, а занятые на предприятиях и в мастерских численностью до 10 работников, преимущественно расположенных в маленьких городках и сельской местности – на 7-9% меньше. Понятно, что ухудшающиеся жизненные условия и ненависть к преуспевающим толкнули традиционных избирателей- демократов из рабочего класса и мелкого бизнеса к Д.Трампу.

При этом подавляющее большинство американских аналитиков после выборов сделали вывод, что наряду со снижением доходов решающую роль в переходе штатов Ржавого пояса на сторону Д.Трампа сыграла безработица.

Безработица же связывается с перемещением предприятий промышленности и других отраслей из США в Китай, страны Южной Азии, Мексику, а также страны Латинской Америки. Собственно из этой предпосылки и исходила избирательная кампания Д.Трампа, пока ее вплоть до августа, возглавлял известный политтехнолог Пол Манафорд-младший. Именно эту, казалось бы, беспроигрышную карту разыгрывал Д.Трамп, когда поставил в центр своей избирательной кампании жесточайшие меры в отношении Китая и Мексики, виновных в бегстве американской промышленности.

Помимо гнева на Вашингтон и на снижение трудовых доходов, ключевым фактором, использованным С.Бэнноном – ныне главным советником Белого Дома, и людьми П.Тиля для перелома электоральных настроений в пользу Д.Трампа, стали не обиды прошлого, а страх перед будущим. И эта ставка оказалась победной.

Бюро статистики труда США ввело с начала века отчетность по рабочим местам с повторяющимися однообразными операциями. Причиной стало начало процессов автоматизации и роботизации рабочих мест в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, а также в сфере услуг – от офисной работы до юриспруденции.

Штаты Ржавого пояса – это регион, где доля подобных работников составляет в среднем 50% и более от общего числа занятых. Именно в этих графствах Д.Трамп получил превосходство перед Клинтон в более чем 30% голосов. В городских же районах этих штатов, где выиграла Х.Клинтон, доля таких рабочих мест существенно менее 40%.

Таким образом, люди, голосовавшие за Д.Трампа, боялись не столько того, что их рабочие места перетекут в Китай или Мексику, сколько нашествия роботов, дронов и автоматизированных линий. Они боятся новой производственной революции.

Еще более явная разделительная линия прошла по образовательному уровню. Если взять все 981 избирательных округа (графства) и выделить из них 50 наиболее образованных, то можно обнаружить, что в 48 из них победила Х.Клинтон. Два округа, в которых она проиграла, это округа в штатах Нью- Йорк и Мэриленд, где расположены резиденции наиболее богатых финансистов страны. Кстати, в округе Манхэттен, где живут не сколько финансисты, сколько владельцы многомиллионных активов со всего мира, со счетом 9:1 выиграла Клинтон. Еще более удивительно, что превосходство Клинтон над Трампом в наиболее образованных округах было больше, чем перевес Обамы над Ромни. Обама у Ромни выиграл в среднем 18% голосов, а Клинтон – 25%.

Результаты по 50 округам, где живут наименее образованные американцы – не менее поразительны. Трамп выиграл в 47 из 50. Причем в двух из них республиканских кандидат победил демократа впервые за 50 лет. В малообразованных округах Трамп победил Клинтон с перевесом в 30% голосов, тогда как Ромни Обаму – с превосходством в 20%.

В этом контексте вполне понятно высказывание Д.Трампа, что он любит необразованных. Уровень образования, как маркер избирательного поведения, важен не сам по себе, а как причина для трех важнейших характеристик избирателей. Согласно эмпирическим данным, более образованные американцы гораздо более толерантны и не склонны к проявлению расовой и иной нетерпимости. Образование не только открывает дорогу к более оплачиваемым рабочим местам, но и позволяет людям успешно приспосабливаться к стремительному темпу технологического прогресса и изменениям в жизни.

Итоги выборов в штатах Ржавого пояса, которые и принесли Трампу победу, отразили протест американского белого рабочего класса и сельской Америки против научно-технической революции, глобализации, стремительных изменений в повседневной жизни и культурной гегемонии образованных американцев, пренебрегающих традиционными ценностями религиозной малообразованной белой Америки.

Совершенно различные результаты на выборах показало население крупных городов и избиратели одноэтажной Америки, включая небольшие города – менее 50 тыс.населения, поселки и сельские поселения.

Х.Клинтон с подавляющим перевесом даже больше чем у Обамы над Ромни, победила Трампа во всех (за одним исключением) городах с населением более миллиона человек и их богатых пригородах. Она же одержала верх над Трампом с перевесом большим, чем четыре года назад у Обамы над Ромни, в 90% городов с населением от 100 000 до 1 000 000 человек. Эти города в совокупности дают 68 графств. В то же время Трамп одержал нокаутирующую победу в небогатых пригородах, городах среднего и малого размеров, в поселках и сельской местности.

Поскольку в Соединенных Штатах доходы населения графств (избирательных округов) прямо связаны с уровнем экономической активности, весьма любопытно, как проголосовали наиболее богатые города и графства. Согласно докладу Брукингского института городской политики, в котором обобщены эмпирические результаты выборов 2016 г., обнаружилась следующая картина. Из 100 графств с наибольшим уровнем ВВП Трамп победил в 19. Очень любопытно, в каких богатых графствах победил Трамп и что там является источником доходов. Он победил в двух богатых графствах штатов Нью-Йорк и Мэриленд, где высок уровень финансовой активности инвестиционного бизнеса, в трех таких же графствах в Лонг-Айленде, в богатых графствах бедных штатов Северная Дакота и Монтана. На территории этих графств расположена крупнейшая в Северной Америке зона добычи сланцевой нефти – формация Баккен. Также за Трампа проголосовали богатые графства штата Техас, где расположено второе по величине месторождение сланцевой нефти – Игл Форт. Также Трамп победил в нескольких богатых графствах города Феникс штата Аризона и города Форт Уэрт штата Индиана. Во всех остальных богатых графствах убедительную победу одержала Х.Клинтон.

Всего по итогам выборов 2016, избирательные округа, где победила Клинтон, генерируют 64% ВВП страны. Соответственно графства, где победу одержал Трамп, производят всего 34% внутреннего валового продукта.

Агентство Bloomberg ежегодно составляет карту наиболее инновационных и высокотехнологичных штатов и графств. В высшую лигу инновационности попали 12 штатов и 342 графства. Если наложить карту инновационной Америки на избирательную карту 2016, то выяснится, что Клинтон победила в 11 из 12 наиболее инновационных штатов и в 332 наиболее высокотехнологичных графствах. Исключительным штатом стал Мичиган, где высокотехнологичные графства, проголосовавшие за Клинтон, не смогли принести ей победу благодаря голосованию за Трампа населения рабочих пригородов, маленьких городов и сельской мичиганщины.

Таким образом, сегодня не только виртуально, но и вполне географически существуют две не просто различные, а конфликтующие между собой и расходящиеся все дальше друг от друга Америки. Одна Америка имеет молодое, высокообразованное, мультикультурное и полирасовое население, занятое преимущественно в высокотехнологических отраслях, и живущее в городах-миллионниках и их агломерациях. На нее приходится почти две трети ВВП.

Вторую Америку населяют люди среднего и старшего возрастов, имеющие невысокий образовательный уровень, в основном, но далеко не исключительно, белый цвет кожи, в массе, но не в среднем, низкие доходы, занятые в индустрии, в низкотехнологичных производствах и сельском хозяйстве. Эта Америка генерирует примерно треть ВВП.

По итогам избирательной кампании 2016 г. белая индустриально- сельскохозяйственная Америка победила полирасовую высокотехнологичную. Однако справедливо ли будет сказать, что индустриальные элиты победили, как их называют в Америке, гикономиксов или высокотехнологичные элиты.

Приведенные выше цифры дали основания некоторым политологам в США, Европе и в России сделать вывод, что индустриальная экономика победила новую производственную, патриоты нокаутировали глобалистов, а реальные производственники одержали верх в схватке с создателями виртуальных миров. Однако за истекшее с момента выборов время, даже для самых доверчивых наблюдателей стало ясно, что миллиардер, застройщик, организатор конкурсов красоты, владелец казино и плейбой никак не подходит на роль защитника интересов рабочего класса, фермерства и малого бизнеса.

Для данного случая, как нельзя лучше, подходит известная детская считалка: А и Б сидели на трубе, А упало, Б пропало, кто остался на трубе? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к воспроизводственной структуре США, к тем сдвигам, которые она претерпевает в последние пять- семь лет. 

Разъединенные Штаты Америки

На сегодняшний день, без преувеличения, мир сталкивается не с великой единой Америкой – глобальным доминатом, а разделенными штатами Америки. Соединенные Штаты, чем дальше, тем больше делятся на три все дальше расходящихся между собой воспроизводственных контура.

Прежде всего, это хорошо известная, многократно описанная и привычная миру финансиализированная Америка Уолл-Стрита, Вашингтона, Чикаго и Лос-Анджелеса. Это страна, где не просто господствуют финансисты, или как их еще называют «банкстеры», но и экономика, где наиболее высокодоходен финансовый сектор, где монетарно-кредитная сфера диктует и определяет все производственные, экономические и даже социальные процессы. Об этой Америке написаны тома и тома. Это Америка, даже не чистого капитализма, а финансиализма. На русском языке их отличия между собой наиболее полно описано в фундаментальной монографии А.В.Бузгалина и А.И.Колганова «Глобальный капитал».

На сегодняшний день это, безусловно, господствующий внутри Америки контур. Однако в ходе кризиса 2008-2009 гг. ему был нанесен сильнейший удар, от которого ...