Главная \ Деятельность \ Аналитика момента \ Юрий Матвиенко \ Технологии противодействия «цветным революциям»

Аналитика момента

1. Технологии организации и проведения «цветных революций»

Мы покорили материю,

Потому что мы покорили сознание.

Действительность – внутри черепа.

Дж. Оруэлл, роман «1984»

 

Любая  «цветная  революция» 

не  обходится  без  трёх  элементов:

неправительственных организаций,

контроля за СМИ и скрытых операций.

Джон Лафлэнд,

«Техника государственного переворота»

 

Технологии нынешних «цветных» революций начали отрабатываться на Западе в конце ХХ века как ненасильственные методы борьбы гражданского общества с разного рода диктатурами, в первую очередь с «диктатурами коммунистическими».

Отдельные элементы таких «революций» угадываются на исходе советской эпохи (конец 80-х годов ХХ века) в событиях, происходивших в Польше, ГДР, Чехословакии, Болгарии, Румынии, Венгрии, в Советской Прибалтике, в том числе и в августе 1991 г. в Москве.

На первом этапе использованные на практике технологии смены власти получили название «бархатных» революций. Все они прошли в короткий период времени, фактически по единому ненасильственному и практически бескровному (за исключением Румынии) сценарию.

Проходили «бархатные» революции на фоне глобальных исторических сдвигов: падения Берлинской стены и начала перестройки в СССР, символически легитимировав «сдачу» всего советского блока.

Главной движущей силой «бархатных» революций стали массовые протесты и акции неповиновения. При этом успешная реализация «бархатного» сценария была обусловлена тем, что общество стран советского блока мечтало о западном образе жизни. Изменения в этом направлении в обществе были желаемы и ожидаемы.

«Бархатность» революций означала отличие происходящих процессов от классической пролетарской революции в условиях стремительно меняющихся медиа и моделей коммуникаций.

«Бархатным» революциям была свойственна политическая наивность, незнание и непонимание реального Запада и законов существования западного образа жизни.

Следует отметить, что и сегодня такое восприятие политической и социальной реальности всё ещё сохраняется у части общества, что является питательной средой для новых «цветных» революций.

Свидетельство тому  – надежды и чаяния украинского народа, особенно молодёжи, связанные с ассоциацией с Евросоюзом («Украина - це Европа»), закончившиеся майданом и государственным переворотом, но до сих пор так и не реализованные пришедшими к власти элитами.

В отличие от «бархатных», «цветные» революции стали в большей степени технологией, проведение в жизнь которой требует гораздо больших ресурсов и наличия достаточно длительного подготовительного периода.

Принципиальным отличием современных «цветных» революций от символических акций времён революций «бархатных»  стало системное использование фирменного стиля, взятого и перенесённого в политическое пространство из корпоративного маркетинга и брендинга. Такой стиль политически идентифицировал и идеологически мотивировал общество на противостояние с властью. Фирменный стиль включал и свой цвет как символ протестных действий (отсюда и название – цветные революции), и отличительные знаки и символы, позволяющие чётко различать, где свои, а где чужие (например, оранжевый шарф и логотип с подковкой счастья и надписью «так!» в период первой «оранжевой» революции на Украине). 

Всё это вместе взятое создавало своеобразную «политическую униформу», создавая эффектную новостную картинку на экранах ТВ и персональных компьютеров, на фото в газетах и журналах. Создавалось впечатление, что подавляющее большинство граждан страны участвуют в правильно срежиссированных организаторами массовых мероприятиях.

Фактически же произошло «расслоение» реальности на медийный образ событий и физический политический процесс в его открытой (уличной) и закрытой (технологической и институциональной) формах.

За период с 2000 по 2014 годы в мире произошло более двадцати «цветных» революций и попыток их реализации. При этом с 2004 года «цветные»  революции претерпели существенную трансформацию: они стали насильственными, на первый план вышли самые архаические архетипы, символы и формы давления на политический режим. Наиболее ярко насильственный характер «цветной» революции продемонстрировали события на майдане в центре г. Киева поздней осенью 2013 – весной 2014гг.

Общая картина «цветных» переворотов начала XXI века позволяет сделать вывод, что в стратегии смены социальных ролей «цветным» революциям была отведена роль своеобразного запала или детонатора.

Так, согласно хронологии «цветных» революций, представленной в, длительность, например, Бульдозерной революции в Югославии и Сиреневой революции в Молдавии была 2 дня, Кашемировой революции в Монголии – 6 дней, Революция роз в Грузии длилась 63 дня, Тюльпановая революция в Киргизии продолжалась 31 день, оранжевая  революция в Киеве длилась в 2004 году 34 дня, а «Евромайдан» 2013-2014 годов – 93 дня. Арабская весна в Египте длилась 17 дней, в Тунисе – 21 день, в Алжире – 25 дней, в Ливии - 33 дня.

То есть политические преобразования в большинстве случаев были довольно скоротечны. В то же время разгоревшиеся в результате таких «революций» вооружённые конфликты длятся годами, в том числе и в непосредственной близости от российских границ.

Следует признать, что для большинства населения стран – жертв «цветных» переворотов на постсоветском пространстве произошедшие в результате социальные перемены не оправдали возлагаемых на революции надежд и чаяний. Ухудшилось благосостояние граждан, особенно малоимущих и пенсионеров, снизилось качество медицинского обслуживания населения, выросла безработица, молодёжь не получила возможностей доступного обучения за рубежом, не заработали и обещанные социальные лифты. Ключевые отрасли экономики (авиастроение, космос, атомная энергетика, кораблестроение, металлургия), тесно встроенные в экономику России, основательно разрушены. Торговые отношения с Западом  на взаимовыгодной основе не выстроены – квоты, выделенные украинским товарам, оказались смехотворными и быстро были вычерпаны. Обещанное соглашение Евросоюза с Украиной о безвизовом режиме так и не подписано.

Перечисленные факты как раз и говорят о том, что цели внешних организаторов «цветных» переворотов никоим образом не включали задачи вывода стран Восточной Европы, Центральной Азии и Арабского Востока на передовые рубежи в экономике и по уровню жизни. Фактически эти страны и их народы были использованы втёмную в чужих интересах самым циничным образом как средства обеспечения и исполнения ролей, навязанных им заокеанскими кукловодами в борьбе за сохранение мировой гегемонии.

Следует иметь в виду, что с учётом фундаментальных определений «цветная» революция как таковой революцией не является, а больше напоминает симбиотический тип государственного переворота, осуществляемый местными элитами при поддержке, а часто даже и с помощью внешних сил, проводимый без изменения базисных форм экономической организации и отношения к собственности.

Сам термин «цветные революции» также не относится к обозначению собственно революции, а в большей степени подходит для обозначения следующих социальных явлений:

- комплекс социальных изменений, выражающихся в массовых протестных  действиях, влекущих за собой смену правящей элиты на контрэлиту и/или  представителей старой элиты, перешедших в оппозицию;

- комплекс используемых в интересах внутренних и внешних сил политических (социальных) технологий смены правящего режима.

То есть «цветная» революция  (а по факту - «цветной» переворот) носит экзогенный (порождённый извне), а не эндогенный (порождённый внутренним ходом вещей) характер. Это всего лишь ротация представителей верховной власти государства в интересах внешней более крупной геополитической силы.

С учётом сказанного, на наш взгляд, такое явление как «цветная революция»  следует отнести к невоенным способам воздействия на политическую и социальную системы противника для достижения нужных в первую очередь США эффектов в глобальном геополитическом процессе перераспределения социальных ролей ключевых мировых держав.

Факторы, которые способствуют успеху «цветных» переворотов, можно условно разделить на две группы: внешние и внутренние.

Основным внешним фактором является появление на политической арене субъекта, рассматривающего некую страну как объект своего управления (исполнения чужой воли) или объект обеспечения в своих геополитических планах и организующего с использованием подконтрольного субъекту управления ресурса внешнее давление на властные структуры этой страны - мишени.

Основными внутренними факторами, способствующими успеху «цветного» переворота, являются:

- слабость и малый авторитет законной власти;

- коррупция во всех сферах социальных отношений;

- противоречия внутри властной элиты;

- экономическая напряжённость;

- отсутствие проекта будущего;

- регионально-этнические конфликты на территории государства;

- отсутствие каких-либо перспектив у населения, особенно у молодёжи (паралич вертикальной социальной мобильности).

Одной из особенностей «цветных» переворотов, своеобразным парадоксом, обеспечивающим сильное влияние внешних сил на происходящее внутри страны-цели, является использование демократических свобод, гарантируемых властью и закреплённых законодательно, для борьбы с этой самой властью. Ещё одной отличительной особенностью «цветных» переворотов является декларируемая направленность оппозиционных сил на соблюдение законности и существующей конституции, в отличие от классических революций, направленных на коренное изменение существующего конституционного строя в стране.

В целом технологии, применяемые для организации и проведения «цветных» переворотов, в комплексе называются методом «ненасильственного давления», который был теоретически сформулирован американскими специалистами и неоднократно с разной долей успеха опробован на практике в различных регионах мира.

Согласно этой теории, для осуществления «ненасильственной» революции все возможные усилия необходимо сосредоточить на нейтрализации (разрушении) источников политической силы существующего руководства государства-мишени. Достижение этой цели становится возможным благодаря решению ряда чётко определённых задач: разрушения авторитета и легитимности государственной власти, склонения населения к неповиновению, организации региональных и общенациональных забастовок и протестов различных слоёв населения. Как говорил один из создателей технологии ненасильственных действий американец Джин Шарп: «Мирный переворот не терпит импровизаций».

Ключевыми элементами технологии «ненасильственного давления», выполняющими определённую функцию в рамках всей системы, являются следующие:

1. Выбор времени проведения «цветного» переворота.

Обычно это время организации и проведения предвыборной кампании в стране-мишени, когда происходит политическая активация населения, внушаемость масс повышается, а способность к критическому анализу, в свою очередь, снижается.

Точкой начала акций протеста является момент окончания подсчёта голосов избирателей, когда в присутствии представителей «своих» СМИ делается громкое заявление о подтасовке итогов голосования и выдвигается обвинение власти в нарушении избирательного законодательства.

С этого момента начинается внедрение в сознание граждан страны-мишени представления о том, что выборный механизм не прозрачен и не легитимен, за ним необходим контроль третьей стороны. Массово начинают создаваться разного рода комитеты «рассерженных горожан», «обманутых избирателей» и т.д. Зарождается система параллельного контроля состояния за ситуацией в стране: не только со стороны государства, но и со стороны разного рода международных организаций и «независимых» наблюдателей. На этой фазе с помощью ряда социальных технологий, используемых оппозицией, контроль за ситуацией с выборами может полностью перейти в руки третьей стороны. При этом на политическую арену оппозицией выдвигается некий «единый» кандидат, имеющий, согласно подконтрольным оппозиции СМИ, «широкую народную известность и поддержку».

2. Широкое привлечение молодёжи для участия в протестных действиях.

Анализ череды «цветных» переворотов позволяет прийти к выводу, что молодёжь, организованная в самые разные  движения и течения, является основной опорой подобного рода действий внутри государства-цели. Этому способствуют присущие молодым людям максимализм, обострённое чувство справедливости и желание перемен. При этом молодёжь лучше организована, мобильна и креативна, но не всегда чётко ориентируется как во внутриполитической, так и во внешнеполитической ситуации.

Среди молодёжи бывает модно «не любить» действующую власть, чем с успехом пользуются организаторы разного рода протестов. В то же время, молодежь легко завлечь на всевозможные курсы, тренинги и семинары, на которых организаторы будущих протестных действий обучают молодых людей методам противодействия власти, уличной тактике и т.д., выдавая это все за методы обучения лидерству и управлению персоналом и т.п. 

При этом любые попытки власти урезонить и ввести в существующие правовые рамки действия молодёжи в ходе протестов выдаются как неадекватное применение силы («Они же дети!») и широко представляются в СМИ как пример «жестокого обращения власти со своим народом».

3. Активное задействование электронных средств массовой информации и телекоммуникации, а также подконтрольных оппозиции печатных СМИ.

Благодаря подконтрольным СМИ можно легко создать в глазах населения иллюзию массового протестного движения, показать яркие акции и события, проверить достоверность которых порой бывает очень трудно.

Информационный поток, идущий со стороны организаторов «революции», выполняет следующие функции:

- ведёт непрерывную работу с массовым политическим сознанием;

- легитимизирует в глазах народа руководителей оппозиционной борьбы и их действия.

4. Использование «революционного» маркетинга, когда сама оппозиция подаётся как красивый, модный и стильный продукт. Различного рода атрибутика, элементы одежды, поддерживающие оппозиционеров выступления неформальных музыкальных групп и лидеров молодёжного мнения, - всё это является «фирменным стилем» «цветных» переворотов, привлекающим к движению протеста, в первую очередь, молодёжь. 

5. Широкое привлечение для финансирования протестных действий так называемых МНПО (международных неправительственных организаций), по сути представляющих интересы США.

В частности, координацию деятельности оппозиции и её финансирование в странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве осуществляет так называемый Восточно-Европейский демократический центр, получающий собственное финансирование от разного рода агентств и фондов США.

Условиями, способствующими успеху «цветного» переворота как социальной технологии, являются следующие:

1. Наличие общественно-политического кризиса как состояния общества в стране-мишени. Или слабое, «несостоявшееся» государство, которое выбрано внешним субъектом как цель социальных преобразований в своих интересах.

2. Распространение в самых разных слоях общества страны-мишени некой утопии – иного (желаемого) образа будущего, чем тот который предлагается действующей властью, и широкая его пропаганда. Как ярчайший пример – реакция народа Украины на перенос (абсолютно здравый) президентом Януковичем соглашения об ассоциации с Евросоюзом на более поздний срок. Но как пелось в некогда популярной песне: «Нет-нет-нет-нет, мы хотим сегодня! Нет-нет-нет-нет, мы хотим сейчас!».  В итоге государственный переворот произошёл в начале 2014г., а ассоциации с Евросоюзом как не было, так и нет, в стране идёт гражданская война, экономика в кризисе и выхода из этого кризиса при новой власти пока не предвидится.

3. Раскол местных элит и их готовность перевести свой внутренний (зачастую с экономической подоплёкой) конфликт в массовое столкновение. Неумение элит договариваться выводит революцию «из дворцов на улицы и площади», где дальнейший процесс становится не всегда управляемым его инициаторами («улица» живёт по своим законам).

4. Широкая и активная конфронтационная агитация и пропаганда. Общество быстро поляризуется на наших и не наших, своих и чужих. Деление «внутреннее» закрепляется делением «внешним»: атрибутикой (шарфиками, ленточками, повязками, значками), физическими действиями (кто не скачет – тот «москаль»), слоганами, призывами, кличками, прозвищами и т.п.

5. Присутствие  внешнего давления (чаще скрытого, реже – явного), поддерживающего антиправительственные выступления оппозиционных сил. В качестве примера можно привести визиты на «Евромайдан» представителей США (посиделки вице-президента Байдена во главе стола с лидерами новой власти, знаменитая раздача «печенек» Викторией Нуланд, вояжи директора ЦРУ и сенатора Маккейна), Польши, Германии, Грузи, стран Балтии и т.д.

6. Паралич органов правопорядка, безопасности и армии, их неспособность на основе имеющихся прав и обязанностей активно противодействовать организаторам беспорядков, нейтрализовать зачинщиков и наиболее активных участников протестов законными методами.

7. Наличие мотивированных на протест руководителей оппозиции самых разных уровней, умеющих сплачивать вокруг себя протестующих и направлять в нужном ключе их действия.

8. Наличие «армии революции» - достаточно большого количества граждан, готовых к активным силовым действиям, принимающих новую идеологию и желающих перемен в обществе.

9. Историческая память народа, когда в прежние времена в похожих социально-экономических условиях происходила смена властных элит, что выводило страну из политического кризиса и приводило в итоге к улучшению благосостояния народа и политической стабильности.

При исследовании феномена «цветных» революций следует учитывать, что как и любой государственный переворот, «цветной» переворот имеет скрытую для большинства подготовительную фазу и фазу открытую, в ходе которой реализуется подготовленный заранее план действий.

Обобщённый алгоритм организации и проведения «цветного» переворота включает следующие звенья:

1. Выявление энергетического потенциала общественных групп, способных участвовать в революции.

2. Определение политических объединений, способных стать двигателем политического протеста.

3. Подготовка в разного рода военизированных лагерях (скаутских, пионерских, туристических и т.п.) с помощью специальных тренингов «ударных сил» для будущей революции.

4. Выстраивание цепочки практических целей, максимально приближенных к реальным потребностям и чаяниям масс страны-мишени.

5. Обеспечение преимуществ оппозиционным силам в СМИ, в первую очередь электронных.

6. Использование зрелищных массовых действий для побуждения к протестной активности всех недовольных.

7. Приведение общества в состояние анархии, начало массовых беспорядков.

8. Управление массовыми беспорядками из тщательно скрываемых центров специально подготовленными специалистами.

9. Проведение негласной чистки в госаппарате предыдущей администрации после захвата власти, расстановка своих сил в органах власти и управления, в силовых структурах и наделение их «чрезвычайными» полномочиями.

Проводятся «цветные» перевороты практически по одной и той же схеме, но с определённой спецификой, учитывающей местные особенности:

- примерно за полгода до крупных выборов (парламентских или президентских) или референдума по острым для страны вопросам создаётся молодёжная организация с коротким и броским названием («пора!», «кхмара», «отпор», «келКел» и т.п.). В этой организации без особой огласки формируется «боевое крыло» из молодых людей спортивного телосложения, активно поддерживающих идеи оппозиции;

- в выборах принимает участие «единый» кандидат от оппозиции, в это же время в социуме активно формируется неблагоприятный образ кандидата от существующей власти (осуществляется «демонизация» власти);

- после одного из туров голосования оппозиционный лидер объявляет выборный механизм непрозрачным, а результаты выборов (или референдума) - сфальсифицированными. Такую же позицию занимают и «независимые» наблюдатели. Сразу после этого при помощи «своих» СМИ, распространяющих только нужную оппозиции информацию, и активистов созданных молодёжных организаций в стране-мишени начинаются акции протеста;

- в ходе протестных акций ненасильственными методами блокируются важные государственные объекты, законное правительство утрачивает контроль над ситуацией в стране, в результате к власти приходит оппозиция.

В случае если ненасильственные акции не увенчались успехом, оппозиция начинает провоцировать власть на применение силы, вводя в акции протеста подготовленных бойцов «боевого крыла», переводя протестные действия из ненасильственной в силовую фазу. Фактически в стране-мишени начинается гражданская война.

В качестве возможных «базовых» сценариев «цветных» революций, а по сути – государственных переворотов можно выделить следующие:

- «оранжевый», «классический», подготовленный элитой неожиданный переворот, чаще всего приуроченный к выборам;

- «элитный» переворот – заговор части правящей элиты в отношении её формального лидера и/или другой части правящей элиты;

- «поход на Рим» - экспорт революции из периферии в столицу, организованный совместными усилиями столичных и региональных элит, направляющих в столицу коалицию региональных революционных сил;

- «осадное сидение» или «бастион революции» - попытка создания параллельного органа власти (штаба сопротивления), к которому должны будут примыкать всё больше и больше оппозиционеров разных мастей;

- «революция вдогонку», когда оппозиция использует беспорядки, прямо или косвенно связанные с деятельностью главы государства или правительства или с какими либо иными факторами;

- «сепаратистский» или «национально-освободительный», когда в государстве есть какая-либо многочисленная отдельная общность, отличающаяся по этническим, религиозным, социокультурным, территориальным или административно-территориальным характеристикам.

В тот или иной момент времени, не выгодный для действующей власти, местные политические и/или бизнес элиты этой общности ставят вопрос перед центром о собственной независимости, апеллируя к внешним силам, готовым  безоговорочно и решительно поддержать их «законные» требования и обеспечить легитимность происходящего в глазах мирового сообщества;

- «силовой захват», когда для достижения своих целей оппозиция использует угрозы применения физической и вооружённой силы и /или её реальное применение, а также захват правительственных зданий.

Чтобы не стать очередной жертвой «цветного» переворота, помимо знаний о технологиях их проведения, необходимо и умение им противостоять, о чём и пойдёт речь ниже.

 

Раздел 2. Технологии противодействия «цветным» переворотам

Игнорировать гуманитарные и

коммуникационные технологии

как «неполитические» означало бы

полное непонимание угроз

для современного общества.

П. Родькин

 

 «Оружие не нужно тому,

кто умеет использовать

слабости своих врагов».

Китайская поговорка

  

Как показывает анализ опыта «цветных» переворотов в разных странах, смена политических режимов в них основывалась на специфических комплексах факторов и каждая новая «революция» на деле являлась государственным переворотом, строилась на универсальных политических технологиях, но на различных их комбинациях с учётом местных условий.

Как уже отмечалось, массовый успех ненасильственных методов как технологии смены власти начался на излёте перестройки в СССР в конце 80- годов в результате «падения» Берлинской стены и «мирного» поглощения Федеративной Республикой Германия своего Восточного соседа – Германской Демократической Республики. В 1989 г. «бархатные» революции начались в Китае, Чехословакии, Болгарии и Румынии. Причём в Румынии революционные преобразования оказались достаточно кровавыми.

Единственной страной, которая в 1989 г. предотвратила «бархатный» сценарий, стал Китай. Подавив в июне месяце беспорядки на площади Тяньаньмэнь, официальный Пекин понёс существенные имиджевые потери, но предотвратил негативный для себя сценарий развития событий.

Позже успешно боролись с «цветными» революциями Узбекистан, Белоруссия, Россия, Марокко, Мавритания, Алжир, Саудовская Аравия, Армения, опять же Китай, предотвративший «революцию жёлтых зонтиков» в Гонконге.

Египет прошёл через «цветной» переворот от начала и до конца и лишь жёсткое вмешательство армии позволило вывести страну из политического коллапса и начать восстанавливать нормальную жизнь светского государства. Недаром лидеры современного Египта события 2010-2013 годов называют не «Арабской весной», а «песчаной бурей».

Для того чтобы эффективно противостоять «цветной» угрозе, необходимо установить степень её опасностиопределить движущие силы, целевые группы воздействия и оценить имеющиеся у противоборствующей стороны ресурсы. Как говорил Сунь Цзы: «Тот, кто знает врага и знает себя, не окажется в опасности и в ста сражениях. Тот, кто не знает врага, но знает себя, будет то побеждать, то проигрывать. Тот, кто не знает ни врага, ни себя, неизбежно будет разбит в каждом сражении». Такая работа требует проведения целого ряда социологических и аналитических исследований.

При этом необходимо учитывать, что инициаторы «цветных» переворотов разрабатывают свои стратегии дестабилизации социально-политической ситуации также с учётом результатов различных аналитических исследований, проводимых ими через свои структуры в тех странах и регионах, которые выбраны в качестве мишеней для будущих протестных действий и последующего изменения их социальной роли. 

Поэтому по таким косвенным признакам, как активизация различных социальных опросов со стороны неправительственных организаций, увеличение их финансирования, появление в оппозиционных СМИ серий «разоблачительных» статей в адрес той или иной целевой аудитории, проведение разного рода публичных мероприятий, имеющих оппозиционную направленность и т.п. можно судить о подготовке будущей «революции».

После обнаружения в социуме действий, искусственно подталкивающих страну-мишень к «цветному» перевороту, государственным структурам и правоохранительным органам необходимо принимать соответствующие меры противодействия. Указанные меры можно условно разделить на профилактические (упреждающие) и оперативные (как рефлексия на фактические действия оппозиции).

Достаточно успешно против «цветных» переворотов могут быть использованы технологии информационно-психологического воздействия, применяемые вооружёнными силами при проведении специальных операций на начальной фазе военного противоборства.

Вместе с тем, сложность организации эффективного противодействия силам, организующим «цветной» переворот, можно охарактеризовать словами американского писателя Роберта Шекли: «Самое обидное, что в информационной войне всегда проигрывает тот, кто говорит правду. Он ограничен правдой, а лжец может нести всё, что угодно».

Ещё одну особенность информационно-психологической войны, усложняющую организацию противодействия, можно охарактеризовать словами А.И. Солженицына: «Отмываться всегда трудней, чем плюнуть. Надо уметь быстро и в нужный момент плюнуть первым». Этим принципом довольно часто пользуются оппозиционные силы, особенно на этапе раскрутки  протестных действий, давая тому или иному событию общественной жизни свою, зачастую чрезмерно эмоциональную или полностью ложную трактовку.

Вбрасывая первыми в информационное пространство некое сообщение, которое может быть полностью ложным, провокационным или содержать правдивую информацию, но препарированную особым образом, противники действующей власти заставляют её публично оправдываться. А оправдывается, как известно, провинившийся. Тем самым, оппозиция получает в сознании населения некое психологическое преимущество перед своими оппонентами, которое в последствии широко используется при организации протестных действий.

Эффективным приёмом, поднимающим большую информационную волну и ставящим власть в позицию оправдывающейся, является и создание так называемой «реальной виртуальности», когда события реально нет, но о нём формируется вымышленное сообщение в Интернете на никому не ведомом сайте, а уже со ссылкой на этот сайт о событии начинают активно вещать подконтрольные оппозиции СМИ. Проверить же истинность перепечатанных сообщений простому обывателю довольно затруднительно.

Поэтому для властных структур очень важно правдивое и оперативное освещение в СМИ событий в стране, а также действие на упреждение, как это было с так называемым «Панамским досье».

При организации противодействия попыткам «цветного» переворота необходимо учитывать следующее.

Собственно информационные воздействия осуществляются в основном в кибернетическом пространстве. «Языком общения» информационно-технических систем между собой являются соответствующие протоколы взаимодействия. Основная цель информационного воздействия – получить контроль над телекоммуникационными каналами. Для того чтобы уметь влиять на эти протоколы и обходить средства защиты информации от несанкционированного доступа, требуется подготовка технических специалистов.

Психологическое же воздействие осуществляется в пространстве социальном, протоколами взаимодействия в котором является, прежде всего, язык общения. Основной целью психологического воздействия является  изменение в нужном направлении поведение  противника  за счет изменения его сознания,  восприятия им картины мира.

Засилье иностранных слов, различный новомодный сленг влияют на восприятие и вербальную передачу образов и мыслей носителей определённой модели сознания. Вот почему так важно уметь сохранить русский язык и грамотно им пользоваться. А для этого должны готовиться высококлассные специалисты, в первую очередь учителя русского языка и литературы.

Следует иметь в виду, что по целому ряду признаков Россия в настоящее время находится с Западом в состоянии так называемой консциентальной войны – войны на поражение сознания.

Примером успешного ведения такого типа войн является развал СССР, когда, имея самые мощные вооружённые силы, в том числе и ядерное оружие, страна перестала существовать в считанные месяцы, так и не использовав для борьбы весь свой силовой потенциал.

Последним примером успешной консциентальной войны являются события на Украине, когда за 20 с небольшим лет сознание целого народа было перепрограммировано с пророссийской на антироссийскую модель и большинство украинцев в итоге оказались пешками в большой геополитической игре Запада против России.

Базовые принципы противодействия  «цветным» переворотам могут быть разделены на два больших уровня.

Первый уровень противодействия – это метафизический, смысловой. Есть такая поговорка: как вы судно назовёте, так оно и поплывёт. И если уже многие специалисты отказывают «цветным» революциям в революционности, то надо и в СМИ широко менять этот термин на другой. Как говорится: «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе». Коль это технология государственного переворота, то и надо говорить о «цветных» мятежах, переворотах, путчах и т.д., убрав с этой технологии флёр революционной романтики, к которой склонна молодёжь.

И ещё. Любое политическое противостояние рано или поздно делит людей на своих и чужих, на наших и не наших. У каждой из сторон появляются свои символы и знаки принадлежности, свои самоназвания и прозвища для противоположной стороны. Опыт «цветных» переворотов дал большую базу таких примеров. Поэтому при организации противоборства на метафизическом уровне очень важно сформировать в отношении противника негативные стереотипы,  найти яркие лингвистические и визуальные образы для своей стороны и уничижительные для противника. Как говорил ещё Вольтер: «Что сделалось смешным, не может быть опасным».

Второй уровень противодействия – физический, технологический. Как говорят медики, «лечи подобное подобным». Что имеется в виду?

Как уже упоминалось выше, у «цветного» переворота, как и у любого другого, есть свои этапы (фазы):

- подготовительный (формирование и организация протестного потенциала);

- начальный (проявление неких действий в отношении власти – занятие площадей, улиц, выставление пикетов и т.п.);

- активный (достижение цели – свержение власти);

- финальный (закрепление достигнутого и установление нового режима).

На каждом из этих этапов может быть использовано большое количество абсолютно легитимных способов противодействия, необходимо только вовремя обнаружить действия «революционеров» и их закулисных кураторов.

В частности, каждое социальное движение имеет своих лидеров, явных и тайных. Нужно понять, где находятся скрытые рычаги управления действиями протестующих (метацентры), где находятся центры их активности, как себя проявляют активисты, кто, на какие средства и как обеспечивает протестную деятельность в обществе? А уже затем можно осуществлять разного рода превентивные («профилактические») действия в отношении ключевых фигур (как гласит 18 стратагема - «Чтобы схватить разбойников, надо прежде схватить главаря»).

В России в качестве таких удачных примеров превентивных мер можно говорить об уголовных делах Удальцова,  Ходорковского и Навального. В этом же ряду стоят и журналистские расследования неблаговидной деятельности лидеров «несистемной оппозиции» (М. Касьянова, К. Собчак, И. Яшина, Л. Пономарёва, Г. Каспарова и иже с ними), периодически показываемые по российскому телевидению.

Другой важной технологией, имеющей профилактическое значение, является технология перекрытия каналов материальной и финансовой поддержки протестного потенциала. В первую очередь речь идёт о деятельности разного рода неправительственных некоммерческих организациях (НКО) и всевозможных фондов поддержки всего, что угодно.

В этом направлении можно действовать согласно стратагемы 19 -«Вытаскивать хворост из-под очага», которая гласит: не противодействуй открыто силе врага, но ослабляй постепенно его опору. Собственно закон России об НКО и есть реализация данной технологии противодействия.

На начальной и активной фазах организации «цветного» переворота достаточно эффективными мерами противодействия могут быть отработанные самими участниками переворотов следующие тактики:

 - персонификация действий оппозиции (указание конкретных фамилий лиц, безответственные действия которых привели к массовым беспорядкам и материальному ущербу);

- деморализация и делегитимизация участников оппозиционных движений за их действия;

- персонификация ответственности участников протестных действий в случае нарушения ими общественного порядка;

- сокращение своего цикла управления и замедление цикла управления протестными действиями оппозиции (пространственно-временная экспансия), превращение власти в «несотрудничающую цель» для оппозиции;

- развенчание дезинформации со стороны оппозиции, выставление её в этих случаях в невыгодном свете («единожды солгавший, кто тебе поверит?»), опровержение слухов;

- формирование нужного информационного эмоционального фона и политических установок в преддверии важных для страны событий (памятных дат, годовщин, выборов и т.д.);

- использование технологий работы на массовых мероприятиях оппозиции, в том числе их срыв с помощью внешнего давления или методами работы внутри толпы (сеточка, давление, растаскивание и т.п.);

- работа с социальными сетями, форумами и блогами в интернете (организация разного рода флэш-мобов, методы диффузии новых членов, внедрения агентов влияния и т.п.).

Эффективным методом противодействия попыткам «цветных» переворотов является смена навязываемой оппозицией обществу модели коммуникации.

Наиболее распространённой при организации протестных действий является модель «спирали молчания», когда СМИ могут манипулировать общественным мнением за счёт предоставления слова меньшинству вместо большинства. Согласно данной модели человек, ощущающий себя в меньшинстве, больше молчит и не высказывает своего мнения, тем самым как бы присоединяясь к большинству. Когда же масс-медиа корректируют картинку реального распределения, делая большинство меньшинством, оно замолкает. Поэтому организация и показ в СМИ массовых мероприятий, проводимых с привлечением большого количества сторонников действующей власти снова делает большинство большинством.

Моделью, позволяющей организовать сторонников власти в ответ на действия оппозиции, является коммуникационная модель «диффузии». Данная модель основана на разной предрасположенности к новому у разных сегментов общества. Согласно диффузной теории не следует воздействовать на всех, а в первую очередь постараться убедить в своей правоте критические 5%, через которые идея начнёт проникать в общество. Когда же идея овладевает умами 20%, остановить её уже невозможно. При этом диффузия определяется как процесс коммуникации через определённые каналы за конкретный промежуток времени к членам социальной системы, входящим в ту или иную целевую группу.

На государственном уровне эффективной моделью коммуникации является модель «привратника», суть которой заключается в наличии у коммуникатора некоего фильтра, через который им пропускается только нужная информация для той или иной целевой аудитории. При этом «привратником» считается тот, кто контролирует поток новостей, может изменять, расширять, повторять или изымать ту или иную информацию.

Модель «структуры новости», также используемой протестными движениями, заключается в подаче новостей сквозь призму заданной ими идеологии. Она основана на отсутствии доступных широкой публике альтернативных механизмов интерпретации окружающих событий, что не позволяет ей вырабатывать аргументированные контрдоводы. Поэтому широкая подача властными структурам информации согласно принятой в обществе идеологии позволяет свести на нет усилия оппозиционных сил.

Коммуникационная модель «интерактивного общества» предполагает в условиях интенсивного развития Интернета замену линейной модели общения как одностороннего процесса конвергентной моделью коммуникации как двустороннего процесса обмена информацией. Такая модель коммуникации предполагает переход от стандартизированных иерархических печатных и вещательных каналов коммуникации на массовую аудиторию к каналу диалоговой (сетевой) коммуникации с разнообразным содержанием и возможностью общения в индивидуальном, групповом и массовом контекстах, в том числе в реальном масштабе времени.

Довольно широко эту модель, основанную на интернет-технологии Web 2.0 и получившую название  «электронной дипломатии», стала использовать администрация Барака Обамы. Специалисты США рассматривают эту технологию как элемент «мягкой» силы, что обусловило её широкое применение при организации «цветных» переворотов в самых разных регионах мира.

Российская дипломатия довольно успешно освоила эту технологию и её необходимо широко использовать в виде средства борьбы как на этапе подготовки, так и на этапе осуществления попытки «цветного» переворота.

Учитывая изложенное, при организации противодействия «цветным» угрозам властным структурам, тем не менее, необходимо помнить следующее. Никакие революции и перевороты не страшны стране, в которой организовано грамотное управление хозяйством и правильное воспитание граждан. Как говорил древнекитайский  мыслитель Ли Куан Ю: «Если неправильно управлять страной, все умные люди уедут». Необходимо своевременно выявлять очаги социальной напряжённости, искать их первопричину  и оперативно реагировать на них. В этом плане актуально звучат слова отечественного дипломата Искандара Асадуллаева: «Проявляя пренебрежение к муравью, ты рискуешь сесть на муравейник. Так и политики, забывшие об интересах больших масс людей, могут угодить в «цветную» революцию».

При этом о  воспитании в духе соответствующего государственного строя как о  самом важном средстве, способствующем сохранению этого государственного строя, говорил ещё Аристотель. Вместе с тем, система патриотического и нравственного воспитания подрастающего поколения в России всё ещё далека от совершенства и требует дальнейшего развития.

И ещё. Помимо гражданского общества хорошо должна быть организована и военная структура государства, способная «разрушать замыслы противника» – как  говорил древнекитайский полководец Сунь-Цзы. Но военная структура сильна не только современной техникой и вооружением. Очень важен и «дух войска». Поэтому при реформировании Армии России необходимо помнить Указ Императора Александра II от 1 января 1874г., которым была введена всеобщая воинская повинность. В нём сказано: «Сила Государства не в одной численности войск, но преимущественно в нравственных и умственных его качествах, достигающих высшего развития лишь тогда, когда дело защиты отечества становится общим делом народа, когда все без различия званий и состояний соединяются на это святое дело…». 

 

Матвиенко Ю.А.