Главная \ Деятельность \ Аналитика момента \ Сравнительный анализ основ стратегического планирования в области национальной безопасности: экспертно-аналитический аппарат

Аналитика момента

Булавин Алексей Владимирович

соискатель, Дипломатическая академия МИД РФ

119021, Россия, г. Москва, ул. Остоженка, 53/2, оф. 220

Bulavin Aleksei Vladimirovich

Candidate at the Diplomatic Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

119021, Russia, Moscow, ul. Ostozhenka, 53/2, of. 220

kafedra.gunb@dipacademy.ru
Аникин Владимир Иванович

доктор экономических наук

профессор, кафедра Государственного управления и национальной безопасности, Дипломатическая академия МИД РФ 

119021, Россия, г. Москва, ул. Остоженка, 53/2, оф. 218

Anikin Vladimir Ivanovich

Doctor of Economics

Professor at the Department of Public Administration and national security of the Diplomatic Academy of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

119021, Russia, Moscow, ul. Ostozhenka, 53/2, of. 218

v.anikin2012@yandex.ru
Беляев Иван Иванович

доктор технических наук

советник Председателя Правления, АО «Россельхозбанк»

119034, Россия, г. Москва, Гагаринский пер., 3

Belyaev Ivan Ivanovich

Doctor of Technical Science

Adviser of the President of Russian Agricultural Bank

119034, Russia, Moscow, ul. Gagarinskii Per., 3
ivivbe@mail.ru

Аннотация. Объектом исследования статьи является стратегическое планирование в области национальной безопасности Российской Федерации. Предмет исследования - угрозы национальной безопасности России в долгосрочной перспективе, уточненные с помощью разработанного авторами экспертно-аналитического подхода. Исследование проведено в рамках научно-исследовательских и методологических задач, определенных Положением о научном совете при Совете Безопасности Российской Федерации.Приведены условия достижения, критерии и показатели объективности результатов сравнительного анализа, включая подходы к верификации перечня угроз национальной безопасности. Авторами рассмотрены особенности разработки и современная практика стратегического планирования зарубежных стран. Сформулированы базовые гипотезы выбора ареала стран-интересантов. Приведены ключевые положения экспертно-аналитического аппарата при проведении сравнительного анализа документов стратегического планирования в области национальной безопасности. Авторами сформулированы ключевые условия достижения, основные критерии и базовые показатели объективности результатов сравнительного анализа, включая подходы к верификации перечня угроз национальной безопасности. Реализация возможностей экспертно-аналитического аппарата, предложенного авторами, позволила составить макет Атласа угроз национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочную перспективу.
Ключевые слова: национальная безопасность, Стратегическое планирование, атлас угроз, угроза национальной безопасности, международная безопасность, стратегический анализ, структурный элемент, геополитика, полицентричная система, мозговые центры
DOI: 10.7256/2409-7543.2017.2.22872
Дата направления в редакцию: 09-05-2017

Дата рецензирования: 03-05-2017

Дата публикации: 20-05-2017 

Abstract. The research object is strategic planning in the sphere of national security of the Russian Federation. The research subject is Russia’s national security threats in the long-term, specified with the help of the authors’ expert and analytical approach. The study lies within the scientific, research, and methodological tasks defined by the Provision of the scientific board under the Russian Federation Security Council. The authors describe the conditions of the results achievement, the criteria and the indexes of the comparative analysis’ results’ objectivity including the approaches to verification of the list of national security threats. The authors consider the peculiarities of development and the modern practice of strategic planning of foreign states; formulate the basic hypotheses of the choice of the scope of countries; describe the key provisions of expert and analytical tools for the comparative analysis of strategical planning documents in the sphere of national security. The tools, proposed by the authors, help build a model of the national security threats atlas of the Russian Federation for the long-term.  

Keywords: strategic analysis, international security, national security threat, Atlas of threats, Strategic planning, National security, structural element, geopolitics, polycentric system, Think-tanks

Обострение геополитической конкуренции вызывает глубокие перемены структуры международных отношений, суть которых заключается в формировании полицентричной системы миропорядка. Условия становления новой многополюсной системы миропорядка в условиях глобализации требуют переосмысления основ стратегического планирования функционирования системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

В большинстве зарубежных стран процесс разработки документов стратегического планирования в области национальной безопасности, как правило, осуществляется последовательно – формируется несколько проектных вариантов стратегий, рассматриваются альтернативы и выбирается рациональная из них, конкретизируется выбранный вариант стратегии и разрабатываются стратегические планы и программы. Организация данного процесса может заметно различаться в зависимости от степени вовлеченности в него государственных и негосударственных институтов. В интересах исследований можно выделить следующие региональные модели стратегического планирования – европейскую (условно – «западная» модель и, в частности, американская) и азиатско-юго-восточную (условно – «восточная» модель).

«Западная» модель стратегического планирования характерна тем, что ключевыми структурами по генерированию вариантов стратегий являются советы национальной безопасности, а также государственные и негосударственные «мозговые центры» или центры стратегических разработок, которые имеют, как правило, партийную принадлежность и занимаются стратегическим планированием в процессе формирования предвыборных политических программ. Положительными чертами данной модели являются – генерация и рассмотрение большого числа вариантов стратегий, вырабатываемых с участием различных групп, представляющих разносторонние интересы общества, бизнеса и государства; привлечение к разработке стратегий значительных ресурсов из негосударственных источников; апробирование в процессе предвыборных кампаний основных положений предлагаемых программ и стратегий, обеспечение их общественной поддержки на выборах.

Для США основным документом стратегического планирования является ежегодно обновляемый доклад президента Конгрессу о стратегии национальной безопасности США (Статья 108 Закона США «О национальной безопасности» от 1947 года, в которой определяются цели, задачи и направления деятельности американской администрации главным образом в сфере внешней и военной политики на предстоящий год). Стратегия национальной безопасности является связующим звеном между внешнеполитической, военной и иными стратегиями, служит их идейно-теоретической платформой. Облик системы стратегического планирования был окончательно сформирован к началу 90-годов, когда сложилось общее мнение Конгресса и Президента США о том, что наиболее важной государственной стратегической задачей должно стать устойчивое развитие страны (Соответствующим законом был образован в июне 1993 года специальный совет по обеспечению устойчивого развития для оказания помощи президенту США в выработке «…смелых планов и новых подходов по скоординированному достижению экономических целей, защите окружающей среды и обеспечению социальной справедливости…»). Видение проблем национальной безопасности в США имеет доктринальный характер. Доктрина национальной безопасности в США – это интеллектуальный продукт, совокупность взаимосвязанных идей в области управления тенденциями, реальными и прогнозируемыми, для защиты постоянных интересов общества и государства. Стратегия национальной безопасности США, периодически обновляемая, является официальным документальным резюме по вопросам национальной безопасности.

В целом доктринальное видение национальной безопасности в США имеет следующую структуру – фундаментальные (постоянные) интересы, которые, по мнению ведущих американских политологов, остаются неизменными вот уже в течение более чем 200 лет – обеспечение безопасности, процветания и свободы американского народа. Затем – соответствующая миссия страны на данном историческом этапе (это и есть доктрина, отражающая национальные интересы в конкретном понимании президента США).

«Восточная» модель стратегического планирования характерна тем, что ключевыми элементами при разработке и выборе стратегий являются глава государства, духовная и партийная элиты. Конкретизацию выбранной стратегии осуществляют национальный совет и правительство. Положительными чертами данной модели являются – практицизм в организации стратегического планирования, а также базирование стратегий на традиционные духовные и национальные основы. Однако при этом сохраняются сильная зависимость от доктринальных конфессиональных и партийных установок, а также от личных качеств руководителя страны и некоторая инерционностьреагирования на изменения в окружающем мире. В целом культура стратегического планирования в мировом сообществе сформировалась, что обусловлено влиянием процессов глобализации на масштабы и сложность задач, решаемых органами государственного управления различных уровней.

Современный мир насчитывает около двухсот суверенных государств, которые является членами ООН. Они принадлежат мировому сообществу, занимая свое особое место в нем,обладаютпри этом сугубо индивидуальными параметрами исторической динамики. Государства уникальны по своим политическим характеристикам, находятся на разных этапах социально-экономического развития, решают специфические национальные задачи[26].

В этой связи принципиальным является выявление верифицированных угроз национальной безопасности и стратегических рисков устойчивого социально-экономического развития государства ввиду процессов глобализации мирового сообщества. При этом, в частности, при разработкепроектов документов стратегического планирования зачастую используется эвристический подход – перечень угроз национальной безопасности устанавливается, как правило, экспертным путем, прогнозная часть процесса остается вне объективных оценок. Анализ проблематики в этой области показывает, что действенных научно-методических подходов и модельных представлений практического характера к настоящему времени в аналитической и экспертной среде в полном объеме не сложилось.

В то же время практическая потребность в верифицированном перечне угроз национальной безопасности Российской Федерации на среднесрочную и долгосрочную перспективу с учетом процессов глобализации мировых политических и социально-экономических процессов ощущается во всем диапазоне задач государственного стратегического управления – от формирования стратегического политического целеполагания до выверки переговорных позиций при выстраивании партнерских отношений.

Одним из возможных подходов может быть использован сравнительный анализ многообразия основ стратегического планирования в области национальной безопасности. В конкретных документахстратегического планирования в области национальной безопасности соответствующие страны-интересанты декларирую свои оценки в области собственной национальной безопасности. В такой постановке возникает научно-методическая и научно-практическая задача – разработать экспертно-аналитическую систему формирования верифицированного перечня угроз национальной безопасности Российской Федерации на среднесрочную и долгосрочную перспективу в условиях взаимозависимости и взаимообусловленности международных отношений, а также оценить объективность полученных результатов.

Современная практика сравнительного анализа насчитывает ряд методологических подходов для выявления уровня позиционирования государства в глобальном мировом сообществе. Как известно, основные уровни методологии политических исследований сложились постепенно на этапах развития политической мысли, так:

до XIX века – классический метод, связанный в основном с дедуктивным, логико-философским и морально-аксиологическим подходами;

XIX- начало XX века – институциональный период, в котором преимущество отдается историко-сравнительному и нормативно-институциональному подходам;

20-70 годы XX века – бихевиористский период внедрения в практику количественный методов оценки политического явления;

последняя треть XX века – начало постбихевиористкого периода, который характеризуется сочетанием методов предшествующих периодов.

Институциональный метод характеризуется стремлением выявить влияние политических институтов (парламент, правительство, политические и иные партии, избирательные процедуры, механизм разделения властей, конституционное устройство и др.) на устойчивое развитие общества – анализ строится исходя из сложившихся и общепризнанных политических форм.

Сравнительный (компаративный) метод заключается в сопоставлении двух и более объектов с целью выявления либо их общих черт и установления подобия, либо определения признаков, по которым они различаются. В качестве объектов сравнительного анализа могут выступать политическая система в целом либо ее формы, типы и разновидности. Сюда же относятся – государственные институты, законодательные органы, партии, партийные и избирательные системы, официальные социально-экономические парадигмы, а также концептуальные и доктринальные положения по укреплению общественных отношений и становлению государственности. Следовательно, решение задачипо формированию верифицированного перечня угроз национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочную перспективу в условиях глобализации международных отношений путем использования соответствующего методического аппарата сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности представляется оригинальным политологическим подходом.

Общий замысел экспертно-аналитического аппарата сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасностиможет быть представлен таким образом:

во-первых, выбирается базовый документ стратегического планирования в области национальной безопасности (в частности, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации);

во-вторых, выполняется декомпозиция базового документа стратегического планирования в области национальной безопасности на ключевые признаки или структурные элементы (структурный элемент текста документа стратегического планирования представляет собой такую структурно-смысловую единицу текста, которая, исходя из соображений семантики, является конечной, а исходя из морфологии документа – делима; ключевой признак – такая структурно-смысловая единица текста, которая исходя из соображений семантики и морфологии документа – конечна и неделима. Ключевой признак документа стратегического планирования представляет собой структурный раздел (совокупность структурных элементов), отражающий общее свойство документа стратегического планирования в области национальной безопасности);

в-третьих, производится соответствующая декомпозиция сравниваемого с базовым документа стратегического планирования в области национальной безопасности;

в-четвертых, проводится сопоставление параметров (ключевых признаков и структурных элементов) с аналогичными (либо близкими к этому) параметрам сравниваемого документа стратегического планирования в области национальной безопасности;

в-пятых, выполняется сравнительный синтезе оценок и формулируются частные и общие выводов сравнительного анализа выбранных документов стратегического планирования в области национальной безопасности в виде угроз национальной безопасности Российской Федерации на заданный горизонт планирования;

в-шестых, проводится оценка качества полученных результатов сравнительного комплексного анализа выбранных документов стратегического планирования в области национальной безопасности, включая верификацию перечня угроз национальной безопасности Российской Федерации на соответствующий горизонт планирования.

Выявление в каждом из анализируемых документов стратегического планирования в области национальной безопасности основных параметров (ключевых признаков и структурных элементов)осуществляется с использованием методов структурно-морфологического анализа. Структурно-морфологический анализ – выявление внутреннего состава документа стратегического планирования в области национальной безопасности, т.е. выявление с охранением их функциональности базовых параметров (ключевых признаков, структурных элементов) в каждом из исследуемых документов стратегического планирования. Основу реализации общего замысла экспертно-аналитического аппарата сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности составляют следующие базовые гипотезы:

гипотеза А– предположим, что перечень угроз национальной безопасности, составленный для стран, имеющих аутентичный вектор устойчивогоразвития, является инвариантным по отношению к стране-аналогу, то есть перечень угроз национальной безопасности верифицирован в пределах соответствующего кластера стран. Под устойчивым развитием государства будем понимать рациональную и комплексную сбалансированность задач социально-экономического развития и задач укрепления национальной безопасности страны;

гипотеза В– предположим, что перечень угроз национальной безопасности, составленный для стран, принадлежащих разным кластерам, но имеющих в целом совпадающий вектор устойчивого развития, является для них общим, т.е. перечень угроз национальной безопасности верифицирован по основанию – стратегические национальные интересы Российской Федерации;

гипотеза С– предположим, что перечень угроз национальной безопасности, составленный для стран, принадлежащих к разным кластерам и имеющих разнонаправленный по отношению к России вектор устойчивого развития, имеет упреждающий характер в рамках партнерских отношений, т.е. перечень угроз национальной безопасности верифицирован по основанию – геополитические интересы Российской Федерации.

Экспертно-аналитическая система сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности опирается на ключевое предположение о том, что если уровень декомпозиции базового документа стратегического планирования на ключевые признаки и структурные элементы конечен (то есть они морфологически и семантически неделимы), тогда гипотезы А, В, С – нефальсифицируемы (т.е. научны и методологически верны). В свою очередь обобщенная оценка объективности сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности состоит в определении условий достижения объективности, критериев объективности, а также показателей объективности в виде соответствующей математической модели.

Основными условиями достижения объективности сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности являются:

первое условие – качественная и конечная декомпозиция базового и сравниваемого документов стратегического планирования в области национальной безопасности;

второе условие –сравнительный анализ документов стратегического планирования в области национальной безопасности проводится с учетом конкретных исторических, геополитических и социально-экономических условий развития соответствующих государств;

третье условие – главная цель сравнительного анализа документов стратегического планирования в области национальной безопасности заключается выявление верифицированного перечня угроз национальной безопасности путем сравнительного синтеза оценок сравнения.

Основными критериями объективности сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности являются:

ключевой критерий – практическая востребованность полученных результатов в интересах организации информационно-аналитической поддержки в первую очередь деятельности заинтересованных структур и органов исполнительной власти, входящих в систему обеспечения национальной безопасности;

первый дополнительный критерий – соответствие полученных результатов исторической парадигме политического и социально-экономического развития соответствующего государства;

второй дополнительный критерий – соответствие полученных результатов выбранным методическим средствам и приемам;

третий дополнительный критерий – выбор и последовательность использования приемов, способов, подходов и методов определяется содержательно-сущностными параметрами сравниваемых документов стратегического планирования в области национальной безопасности.

Оценка объективности сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности выполняется на основании следующей математической модели с использованием экспертных оценок. В частности, в сравниваемых документах стратегического планирования в области национальной безопасности выделяются следующие главные компоненты:

– степень соответствия стратегической целевой установке (стратегической задаче)– частный показатель качества документов стратегического планирования в области национальной безопасности в области национальной безопасности;

- степень раскрытия предметной области – частный показатель качества документа стратегического планирования в области национальной безопасности;

- степень раскрытия угроз национальной безопасности – частный показатель качества документа стратегического планирования в области национальной безопасности.

Тогда обобщенный показатель качества документа стратегического планирования в области национальной безопасности можно представить в виде суммы показателей качества главных компонент документа стратегического планирования в области национальной безопасности. Далее на основании полученного значения обобщенного показателя качества документа стратегического планирования в области национальной безопасности принимается решение относительно качества проведенного сравнительного комплексного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности согласно следующей гипотезе. Допустим, что качество сравнительного анализа документов стратегического планирования в области национальной безопасности отвечает сформулированным требованиям, если результат находится в соответствующем доверительном интервале. С другой стороны оценка степени верификации угроз национальной безопасности осуществляется в предположении, что каждому стратегическому национальному приоритету соответствует некоторое количество угроз национальной безопасности, а проявление угроз национальной безопасности – суть независимые вероятностные события. При этом будем полагать, что достаточным условием удовлетворительной степени верификации угроз национальной безопасности будет неравенство, которое характеризуется попаданием вероятности воздействия угрозы на стратегический национальный приоритет в доверительный интервал, который устанавливается экспертным путем.

Таким образом, представленные подходы и предложенные рекомендации позволят создать систему стратегического анализа и планирования национальной безопасности, помогут сформировать прогнозную научно обоснованную методологическую базу принятия государственных и внешнеполитических решений, а также уточнить и расширить понятийный аппарат в области национальной безопасности при реализации комплекса мер по предупреждению и противодействию рискам социально-экономического развития государства и угрозам национальной безопасности в политической, военной, экономической и иных сферах. Показанный в статье экспертно-аналитический аппарат сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности был апробирован на примере стратегий национальной безопасности России и Японии[4], а реализация методологической функции экспертно-аналитической системы анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности при разработке верифицированного перечня угроз национальной безопасности позволила составить макет Атласа угроз национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочную перспективу[22]. Верифицированный по угрозам национальной безопасности и актуализируемый на регулярной основе Атлас угроз национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочную перспективу может представлять практический интерес для работы заинтересованных структур, входящих в систему обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

 

 

Библиография

1.
Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» № 172-ФЗ от 28 июня 2014 г.
2.
Федеральный закон «О безопасности» 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ.
3.
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015г.№ 683).
4.
Стратегия национальной безопасности Японии (http://www.cas.go.jp/jp/siryou/131217anzenhoshou/nss-e.pdf; http://japan.kantei.go.jp/96_abe/documents/2013/__icsFiles/afieldfile/2013/12/17/NSS.pdf.
5.
National Security Strategy. February 2015. URL: http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf(дата обращения: 02.12.2015).
6.
Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года (утверждены Президентом Российской Федерации от 24 июля 2013 г. № Пр-1753).
7.
Аникин В.И. Теория и практика управления во внешнеполитической деятельности.-М.1999.
8.
Аникин В.И., Бажанов Е.П., Баклицкий А.А., Балакин Д.А., Громыко А.А., Сурма И.В. и др. Россия и современный мир. Москва, Канон+, 2016.-512.
9.
Аникин В.И., Сурма И.В. Методологические основы анализа и развития сложных систем в международных отношениях (структурно-функциональный подход в формировании государственного внешнеполитического механизма). Национальная безопасность/ notabene. 2015. №2. С.283-296.
10.
Аникин В.И., Сурма И.В. Новые подходы к обеспечению национальной безопасности России. В книге: Россия и современный мир Аникин В.И., Бажанов Е.П., Баклицкий А.А., Балакин Д.А., Громыко А.А., Жильцов С.С., Закаурцева Т.А., Иванов О.П., Конышев В.Н., Кукарцева М.А., Мозель К.Н., Мозель Т.Н., Неймарк М.А., Орлов В.А., Пашенцев Е.Н., Рудницкий А.Ю., Солтановский И.Д., Сергунин А.А., Соловьев Э.Г., Субботин С.В. и др. Москва, 2016. С. 9-28.
11.
Аникин В.И., Сурма И.В. Международные аспекты экономической безопасности в условиях геополитической нестабильности. В книге: Современный мир и геополитика Аникин В.И., Анненков В.И., Бажанов Е.П., Громыко А.А., Жильцов С.С., Иванов О.П., Келин А.В., Конышев В.Н., Кукарцева М.А., Митрофанова Э.В., Мозель Т.Н., Неймарк М.А., Орлов В.А., Рудницкий А.Ю., Сурма И.В., Соловьев Э.Г., Чуркин В.И. Москва, 2015. С. 78-98.
12.
Аникин В.И., Сурма И.В. Национальная безопасность России: новые подходы в меняющемся мире. Вопросы безопасности. 2016. № 3. С. 1-18.
13.
Аникин В.И., Сурма И.В. О стратегических подходах и оценках экономической безопасности России в условиях геополитической и геоэкономической нестабильности. В сборнике: РОССИЯ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Ежегодник: материалы XV Международной научной конференции "Модернизация России: ключевые проблемы и решения". Ответственный редактор Пивоваров Ю.С.- М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН. 2015. - с.226-234
14.
Аникин В.И., Сурма И.В. Международные аспекты и стратегические оценки экономической безопасности России в условиях геополитической нестабильности.
Вопросы безопасности. 2014. № 5. С. 137-174.
15.
Бажанов Е. П., Бажанова Н. Е. Диалог и столкновение цивилизаций. Москва, «Весь мир», 2013, 272 с.
16.
Глобальная безопасность в цифровую эпоху: стратагемы для России / Под ред. редакцией А.И. Смирнова. – М.: ВНИИгеосистем, 2014. – 304 с. : ил.
17.
Беляев И.И. Предпосылки к формированию комплексной системы международной информационной безопасности // Вестник Совета Безопасности Российской Федерации. – 2013, № 6 (29). – С. 38 – 43.
18.
Беляев И.И. О формировании нового облика системы международной информационной безопасности // Сборник материалов VII-го Международного форума «Партнерство государства, бизнеса и гражданского общества при обеспечении международной информационной безопасности» (Гармиш-Партенкирхен, ФРГ). – 2013, 22 апреля.
19.
Беляев И.И. Об Основах государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года // Материалы заседания двусторонней рабочей группы по вопросам угроз в сфере использования информационно-коммуникационных технологий и самим информационно-коммуникационным технологиям в контексте международной безопасности (в рамках Российско-Американской президентской комиссии) (Вашингтон, США). – 2013, 21 ноября.
20.
Жинкина И.Ю. Стратегическое мышление США // США-Канада: экономика, политика и культура. 2002. № 3. С.78-85.
21.
Кокорин А.А. Сравнительный анализ: теория, методология, методика. – Изд. 2-е, дополн. иперераб. – Издательство МГОУ, 2009 – 152 с.
22.
Конституционно-правовой статус Совета Безопасности Российской Федерации. [Текст] : учеб.пособие / под общ. ред. Н. П. Патрушева. – 4-е изд., испр. и доп. – М.: Издательство «Известия», 2016. – 448 с.
23.
Старкин С.В. Аналитические институты разведывательного сообщества США во внешнеполитическом процессе. Монография / Старкин Сергей Валерьевич. Нижний Новгород, 2011.
24.
Старкин С.В. Генезис концепта «стратегическая разведка» в американском теоретическом дискурсе // Теория и практика общественного развития. 2011. № 1. С. 184-187.
25.
Сурма И.В. Международные исследовательские центры по проблемам войн, мира и безопасности. В сборнике: Государственное управление во внешнеполитической деятельности и международная безопасность Сборник научно-практических материалов. Сер. "Государственная гражданская служба - дипломатическая служба и внешнеполитическая деятельность: основы государственного управления" Москва, 2013. С. 260-261.
26.
Политический атлас современности: Опыт многомерного статистического анализа политических систем современных государств. М.: Изд-во «МГИМО–Университет», 2007. – 272 с.
27.
Global Trends main report [электронный ресурс] // Office of the Director of National Intelligence. URL: http://www.dni.gov/nic/globaltrends (дата обращения: 20.12.2016)

References (transliterated)

1.
Federal'nyi zakon «O strategicheskom planirovanii v Rossiiskoi Federatsii» № 172-FZ ot 28 iyunya 2014 g.
2.
Federal'nyi zakon «O bezopasnosti» 28 dekabrya 2010 g. № 390-FZ.
3.
Strategiya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii (utverzhdena Ukazom Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 31 dekabrya 2015g.№ 683).
4.
Strategiya natsional'noi bezopasnosti Yaponii (http://www.cas.go.jp/jp/siryou/131217anzenhoshou/nss-e.pdf; http://japan.kantei.go.jp/96_abe/documents/2013/__icsFiles/afieldfile/2013/12/17/NSS.pdf.
5.
National Security Strategy. February 2015. URL: http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf(data obrashcheniya: 02.12.2015).
6.
Osnovy gosudarstvennoi politiki Rossiiskoi Federatsii v oblasti mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti na period do 2020 goda (utverzhdeny Prezidentom Rossiiskoi Federatsii ot 24 iyulya 2013 g. № Pr-1753).
7.
Anikin V.I. Teoriya i praktika upravleniya vo vneshnepoliticheskoi deyatel'nosti.-M.1999.
8.
Anikin V.I., Bazhanov E.P., Baklitskii A.A., Balakin D.A., Gromyko A.A., Surma I.V. i dr. Rossiya i sovremennyi mir. Moskva, Kanon+, 2016.-512.
9.
Anikin V.I., Surma I.V. Metodologicheskie osnovy analiza i razvitiya slozhnykh sistem v mezhdunarodnykh otnosheniyakh (strukturno-funktsional'nyi podkhod v formirovanii gosudarstvennogo vneshnepoliticheskogo mekhanizma). Natsional'naya bezopasnost'/ notabene. 2015. №2. S.283-296.
10.
Anikin V.I., Surma I.V. Novye podkhody k obespecheniyu natsional'noi bezopasnosti Rossii. V knige: Rossiya i sovremennyi mir Anikin V.I., Bazhanov E.P., Baklitskii A.A., Balakin D.A., Gromyko A.A., Zhil'tsov S.S., Zakaurtseva T.A., Ivanov O.P., Konyshev V.N., Kukartseva M.A., Mozel' K.N., Mozel' T.N., Neimark M.A., Orlov V.A., Pashentsev E.N., Rudnitskii A.Yu., Soltanovskii I.D., Sergunin A.A., Solov'ev E.G., Subbotin S.V. i dr. Moskva, 2016. S. 9-28.
11.
Anikin V.I., Surma I.V. Mezhdunarodnye aspekty ekonomicheskoi bezopasnosti v usloviyakh geopoliticheskoi nestabil'nosti. V knige: Sovremennyi mir i geopolitika Anikin V.I., Annenkov V.I., Bazhanov E.P., Gromyko A.A., Zhil'tsov S.S., Ivanov O.P., Kelin A.V., Konyshev V.N., Kukartseva M.A., Mitrofanova E.V., Mozel' T.N., Neimark M.A., Orlov V.A., Rudnitskii A.Yu., Surma I.V., Solov'ev E.G., Churkin V.I. Moskva, 2015. S. 78-98.
12.
Anikin V.I., Surma I.V. Natsional'naya bezopasnost' Rossii: novye podkhody v menyayushchemsya mire. Voprosy bezopasnosti. 2016. № 3. S. 1-18.
13.
Anikin V.I., Surma I.V. O strategicheskikh podkhodakh i otsenkakh ekonomicheskoi bezopasnosti Rossii v usloviyakh geopoliticheskoi i geoekonomicheskoi nestabil'nosti. V sbornike: ROSSIYa: TENDENTsII I PERSPEKTIVY RAZVITIYa Ezhegodnik: materialy XV Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii "Modernizatsiya Rossii: klyuchevye problemy i resheniya". Otvetstvennyi redaktor Pivovarov Yu.S.- M.: Institut nauchnoi informatsii po obshchestvennym naukam RAN. 2015. - s.226-234
14.
Anikin V.I., Surma I.V. Mezhdunarodnye aspekty i strategicheskie otsenki ekonomicheskoi bezopasnosti Rossii v usloviyakh geopoliticheskoi nestabil'nosti.
Voprosy bezopasnosti. 2014. № 5. S. 137-174.
15.
Bazhanov E. P., Bazhanova N. E. Dialog i stolknovenie tsivilizatsii. Moskva, «Ves' mir», 2013, 272 s.
16.
Global'naya bezopasnost' v tsifrovuyu epokhu: stratagemy dlya Rossii / Pod red. redaktsiei A.I. Smirnova. – M.: VNIIgeosistem, 2014. – 304 s. : il.
17.
Belyaev I.I. Predposylki k formirovaniyu kompleksnoi sistemy mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti // Vestnik Soveta Bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. – 2013, № 6 (29). – S. 38 – 43.
18.
Belyaev I.I. O formirovanii novogo oblika sistemy mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti // Sbornik materialov VII-go Mezhdunarodnogo foruma «Partnerstvo gosudarstva, biznesa i grazhdanskogo obshchestva pri obespechenii mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti» (Garmish-Partenkirkhen, FRG). – 2013, 22 aprelya.
19.
Belyaev I.I. Ob Osnovakh gosudarstvennoi politiki Rossiiskoi Federatsii v oblasti mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti na period do 2020 goda // Materialy zasedaniya dvustoronnei rabochei gruppy po voprosam ugroz v sfere ispol'zovaniya informatsionno-kommunikatsionnykh tekhnologii i samim informatsionno-kommunikatsionnym tekhnologiyam v kontekste mezhdunarodnoi bezopasnosti (v ramkakh Rossiisko-Amerikanskoi prezidentskoi komissii) (Vashington, SShA). – 2013, 21 noyabrya.
20.
Zhinkina I.Yu. Strategicheskoe myshlenie SShA // SShA-Kanada: ekonomika, politika i kul'tura. 2002. № 3. S.78-85.
21.
Kokorin A.A. Sravnitel'nyi analiz: teoriya, metodologiya, metodika. – Izd. 2-e, dopoln. ipererab. – Izdatel'stvo MGOU, 2009 – 152 s.
22.
Konstitutsionno-pravovoi status Soveta Bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. [Tekst] : ucheb.posobie / pod obshch. red. N. P. Patrusheva. – 4-e izd., ispr. i dop. – M.: Izdatel'stvo «Izvestiya», 2016. – 448 s.
23.
Starkin S.V. Analiticheskie instituty razvedyvatel'nogo soobshchestva SShA vo vneshnepoliticheskom protsesse. Monografiya / Starkin Sergei Valer'evich. Nizhnii Novgorod, 2011.
24.
Starkin S.V. Genezis kontsepta «strategicheskaya razvedka» v amerikanskom teoreticheskom diskurse // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2011. № 1. S. 184-187.
25.
Surma I.V. Mezhdunarodnye issledovatel'skie tsentry po problemam voin, mira i bezopasnosti. V sbornike: Gosudarstvennoe upravlenie vo vneshnepoliticheskoi deyatel'nosti i mezhdunarodnaya bezopasnost' Sbornik nauchno-prakticheskikh materialov. Ser. "Gosudarstvennaya grazhdanskaya sluzhba - diplomaticheskaya sluzhba i vneshnepoliticheskaya deyatel'nost': osnovy gosudarstvennogo upravleniya" Moskva, 2013. S. 260-261.
26.
Politicheskii atlas sovremennosti: Opyt mnogomernogo statisticheskogo analiza politicheskikh sistem sovremennykh gosudarstv. M.: Izd-vo «MGIMO–Universitet», 2007. – 272 s.
27.
Global Trends main report [elektronnyi resurs] // Office of the Director of National Intelligence. URL: http://www.dni.gov/nic/globaltrends (data obrashcheniya: 20.12.2016)

Источник